Код под названием "Отец"
Недавно один из внутренних процессов под кодовым названием «Отец» завершился. Я готова поделиться его проживанием.
Искренне хочу, чтобы личная история с типичным нарративом смогла помочь моему имплицитному читателю со схожей судьбой.
Недавно прочитала статью «У меня была черная дыра вместо отца», в которой Вера Полозкова рассказывает о своей семье в рамках совместного социального проекта «Сноба» и Еврейского музея и центра толерантности. Заголовок меня поразил...

Несколько месяцев назад я буквально слово в слово проговаривала его перед тем, как попасть в реанимацию Мариинской больницы.
Пропасть между мной тогда и сейчас позволила оценить позитивный опыт выхода из непростой в проживании ситуации брошенного родителем ребенка.
Убеждена, отчасти смысл нашего существования в обогащении коллективного.
Опыт, который возможно передать другим, мы получаем лишь проживая личные перипетии. Боль, трудности, препятствия позволяют задуматься, попробовать разные пути решения, найти выход и в конце концов проартикулировать процесс, завершая таким образом круговорот информации в человеческой природе.

Много лет я носила в себе эту историю, выплескивая на окружающих по случаю и без… История была незавершенна, рана не затянута, поэтому каждое воспоминание сопровождалось добротной порцией горечи.

Страх это оковы, стягивающие ремни. С трех лет я боялась, что похожа на сумасшедшую родную тетю, которая последние пятьдесят лет провела в психиатрической клинике, ни разу не покинув казенных стен, пока умерла в этом году в мой день рождения. Маленькой я смотрела на единственную, бережно хранимую бабушкой, ее фотографию и видела одинаковость наших черт лица, будто это давало и внутреннее сходство. Это подпитывало страх, заставляющий следить за нормальностью собственных мыслей, за адекватностью слов и поступков, подавлять желание кричать, рыдать, громко смеяться. Контроль мне удавался неплохо, в школе одноклассники считали, что я сделана из железа. Страх при должном с ним обращении может давать силы и способности.

Страх, успевший реализоваться - совершенно другое дело. Он выжигает поле для фантазии, на котором есть возможность отдышаться в другой, пусть и воображаемой, вариации Вселенной.
Это когда ты больше не боишься, что тебя не любят, потому что родитель с упрямым постоянством воплощает твой страх. У тебя нет возможности перестать верить тому, кто пытается настроить тебя против, вообразить, что твой отец(мать) на самом деле покоряет Марс или спасает страну от злодеев. Все намного прозаичнее, твой родитель, находясь ежедневно в нескольких метрах от тебя, выбирает тебя не знать, не замечать твоего существования, а тебе надо с этим как-то дальше жить.
Я родилась в полноценной семье двадцатилетней женщины и такого же юного мужчины.
После моего появления мы жили в одной из комнат квартиры, в которой проживала остальная семья моего отца - бабушка, дедушка и тетя.
Через год мы с мамой, без отца жили в почти такой же комнате квартиры, в которой проживала остальная семья моей мамы - бабушка, дедушка и дядя.
Вполне типичная история, с тем лишь отличием, что эти квартиры находились в разных подъездах одной девятиэтажки.
На этом моя реальная история с отцом и его семьей заканчивается, не считая двух незначительных эпизодов, которые не дали зафиксировать черты его лица в памяти.

Не смотря на то, что первые двадцать лет, мы были родственниками и соседями, я не знаю как они выглядят, как их зовут, кто они. Мне до сих пор посчастливилось с ними так и не познакомиться...
Я как-будто знала всё, что произошло с самого детства.
Возможно слышала что-то в младенчестве, споры или перешептывания взрослых дома. Соседи и родные наивно полагали, что ребенок не понимает разговоры взрослых и периодически при мне возмущались его поведением и отношением к собственной дочери…
Возможно чувствовала переживания женщины, чья счастливая личная жизнь на глазах у общественности канула в лету.
Играя во дворе, даже нехотя, следила за всеми мужчинами входящими и выходящими из первого подъезда, разглядывала их черты и манеры, будто примеряя на себя.
Информации в воздухе было достаточно, поэтому я не спрашивала кто мой отец, где он живет, что с ним стало. Я отчаянно боялась вопросами затронуть мамину больную тему, заставить в воспоминаниях снова пережить это.
Мама поведала о нем, когда мне уже стукнуло пятнадцать, хотя ничего нового тогда я не узнала.
Не буду рассказывать про разницу переживания ребенком ежедневного отвержения в два года, в пять лет, в школьном возрасте, в подростковом периоде. Не вижу необходимости множить боль. Могу только с уверенностью сравнить мои детские ощущения с медленным и постоянным перематыванием костей, пусть не физических, а эмоциональных, но хруст стоял в ушах, как будто все происходило на самом деле.
Я полагала, что все закончилось, после того, как переехала, создала свою отдельную ячейку общества. Мне действительно казалось, все осталось позади, ведь я больше не ребенок, нуждающийся в любви, теперь я сама родитель, который дарит любовь.
И да, я подтвердила неутешительную статистику: у детей из неполноценных семей разводы случаются чаще. Спустя пятнадцать лет брака я осознала, что недостающего отца я все эти годы пыталась найти в муже, в прекрасном человеке, который достоин совершенно другой любви… Спасибо, за доброту, порядочность и чистоту тех, с кем я сталкиваюсь в этой жизни!
Понадобилось еще несколько лет, чтобы перестать хотеть быть дочкой, маленькой девочкой и захотеть наконец-то стать женщиной.
Этим летом я впервые на двадцать дней осталась наедине с собой и с внутренней свободой в родном\чужом Питере.
В первый же день в мыслях появился размытый образ злодея-отца и с каждым днем он все больше возвращал ту самую израненную девочку с хрустом костей в ушах. Я понимала сложность происходящего, но продолжала доверять жизни, решила без сопротивления пойти и прочувствовать это до конца.
Я не могла перестать думать о влиянии и последствиях отсутствия отца в моей судьбе, о том, сколько червоточин он во мне оставил. Я говорила о своих переживаниях по телефону и в глубинах сознания визуализировался его образ, не имеющий черт, как черная дыра. Дыра имела размер, пульсировала, затягивала все хорошее внутрь себя. Я ощутила острое желание избавиться от нее, а также безысходность и невозможность исцеления.
Именно в этот момент у меня начался отек Квинке, и, как следствие, анафилактический шок.
Затем я снова родилась на койке-каталке в больнице среди врачей, как и положено человеку появляться на свет, путь даже повторно.
В том же теле оказался совершенно другой человек. Прийдя в себя в реанимационном отделении я будто оказалась на свободе.
Роль «отца» в моей биографии стала ровно противоположной, будто я за это пару часов успела совершить прыжок во времени.
История не поменялась, но я очнулась убежденная в том, что этот человек сделал все, что мог и все, что должен был!
Он научил меня быть родителем, отдавать любовь, заразил меня неиссякаемым желанием быть с детьми, наслаждаться ими. Я хорошо усвоила уроки и сейчас я благодарна ему за всё!
Но это был далеко не самый ценный урок.
Через месяц я оказалась рядом с сильной и прекрасной женщиной, которая несет в себе непостижимую боль, страстно желает видеть дочь, но в силу ужасающих реалий не может это сделать уже много лет. Она телефонно познакомила меня с тем, кто одним мазком смог завершить мою трансформацию. Голос из динамика, принадлежащий Сергею, показал мне ненасильственную природу всего произошедшего со мной.
Возможность стать родителем, то есть передача семени, не наделяет его обладателя желанием быть родителем, то есть участием в воспитании.
Ведь я сама многократно постулировала то, что никто никому ничего не должен, и то, что все происходит только по желанию каждой личности, пусть иногда и неконтролируемому или неосознанному.
Слова Сергея «прости, несчастным человека делает не тот, кого нет, а тот рядом» стали вишенкой на этом торте.
Почему я раньше этого не понимала и не видела? Как же сложно иногда смотреть под другим углом на собственные переживания.
Действительно, отец стал для меня удобным крючком для личных проблем, с которыми я не могла справиться, удобно отвлекал мое внимания от меня самой и от того, что причина боли и "хруста" внутри меня.
Все мои переживания и есть путь быть собой и быть счастливой.
Есть люди созданные передавать процессы, есть прекрасные личности, которые здесь для информирования о произошедшем факте.
Для меня некорректно говорить в моменте или рассказывать о результате. Ощущаю силу в голосе лишь передавая внутренний, переработанный чувственно-логический результат проживания опыта.

P.S. Теперь я точно знаю, если Вам не хватает любви, начните любить того, кто рядом
Made on
Tilda